Перейти к содержимому. | Перейти к навигации

Персональные инструменты
Вход Регистрация
Вы здесь: Главная ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ Криптография Становление кафедры криптографии
Навигация
 

Становление кафедры криптографии

Операции с документом
В своих статьях, опубликованных в двух номерах прошлого года, я осветил, насколько это было возможно, первые спецдисциплины, читавшиеся в Высшей школе криптографов, и рассказал о лекторах — создателях соответствующих учебных курсов. Эти замечательные люди при своей напряженной оперативной работе находили время для подготовки и чтения лекций, до поздней ночи в своих рабочих кабинетах составляя их конспекты.

Л. А. Кузьмин

Занимаясь подготовкой лекций в Школе, они использовали личный опыт, полученный в ходе Великой Отечественной войны и начавшейся «холодной» войны. Только часть этих материалов благодаря начальнику Школы удалось размножить всего в нескольких экземплярах при помощи существовавшей тогда примитивной техники «восковок». Они были еще сырыми и трудночитаемыми, содержали множество опечаток. Большинство же из них так и остались в рукописном виде в рабочих тетрадях авторов или даже в записях их первых слушателей. Тем не менее они содержали первые бесценные знания, в какой-то мере отражавшие содержательный опыт отечественной криптографии середины XX века. Титанический труд по обработке и подготовке этих материалов к изданию вели первый начальник кафедры криптографии подполковник Михаил Иванович Соколов и три опытных штатных преподавателя — полковник Борис Алексеевич Аронский, подполковник Давид Михайлович Трусканов и майор Мария Андреевна Копьева.

В этих условиях было принято решение направить на основные кафедры Школы выпускников, приглянувшихся их первым начальникам. Так, в 1952 и начале 1953 года на кафедру криптографии пришли преподаватели — лейтенанты Борис Петрович Антонов, Юрий Васильевич Давыдов и автор настоящей статьи, пополнились и другие спецкафедры.

Старейшины нашей кафедры читали лекции по первым средствам дешифрования, молодежь помогала им в проведении упражнений и готовилась к лекциям по новым курсам, дабы вскоре заменить совместителей Щукина и Бобылева (подробнее об этих ученых см. № 4’98 журнала), у которых из-за сокращения состава их подразделений практически не осталось времени для работы на кафедре. В 1953 году уже вышли из печати два тома учебника криптографии, написанные соответственно М. И. Соколовым и Б. А. Аронским, посвященные классическим (ручным) шифрам и кодам с перешифровками.
Перед молодым поколением преподавателей была поставлена задача: на базе всех имеющихся конспектов лекций и публикаций в научно-технических сборниках Спецслужбы подготовить следующие тома учебника криптографии. К сожалению, она оказалась в то время непосильной.

Здесь, пожалуй, уместно сказать несколько слов о первом начальнике кафедры криптографии М. И. Соколове. В его паспорте значится, что он родился 12 сентября 1914 года. Однако эта дата, а также фамилия и отчество — весьма условны, поскольку были произвольно зафиксированы в регистрационной книге колонии для беспризорных детей. Солдаты Дзержинского подобрали его на одном из вокзалов в четырехлетнем возрасте, обессилевшего от истощения и не помнившего никаких сведений о себе. В колонии он быстро выделился благодаря своим способностями, успешно сдал все экзамены по программе средней школы, был принят в МГУ, с отличием закончил мехмат, а к 1940 году уже защитил кандидатскую диссертацию по теории прочности оболочек. В начале 1941 М. И. Соколов был призван в армию и направлен в Спецслужбу.

Во время войны он внес существенный вклад в разработку алгоритмов восстановления ключей некоторых шифров фашистской Германии и, отдавая много сил анализу шифртехники противника, вскрыл некоторые ее ключевые элементы, что не всегда, правда, приводило к регулярному чтению соответствующей переписки. Но это ведь были самые сильные немецкие системы! Словом, его назначение начальником и организатором кафедры криптографии было вполне закономерным. Заканчивал службу Михаил Иванович снова в аналитических подразделениях, внес много ценного в теорию оценки параметров качества шифров, воспитал несколько молодых криптографов, доведя их до защиты кандидатских диссертаций. Его послевоенные заслуги были оценены орденами Трудового Красного знамени и Красной Звезды, которые добавились к боевым медалям «За отвагу» и «За боевые заслуги». После выхода в отставку в звании полковника в 1974 году преподавал высшую математику в Московском авиационном институте. Умер М. И. Соколов после тяжелой болезни 27 декабря 1997 года и скромно похоронен на Домодедовском кладбище под Москвой.

Высшая школа криптографов, подготовившая в 1951–53 годах молодых высококвалифицированных специалистов и создавшая условия для дальнейшего подъема спецслужбы даже в условиях ее неразумного сокращения и раздробления, сама подверглась сильному сокращению в начале 1953 года (при ликвидации ГУССа). Под демобилизацию попали даже слушатели первого курса. Вместо покинувшего во время этой реорганизации кафедру М. И. Соколова начальником был назначен его соратник Георгий Иванович Пондопуло, ранее курировавший специальные группы подготовки криптографов на мехмате МГУ.

Георгий Иванович Пондопуло родился 21 апреля 1910 года в семье фельдшера и учительницы в Краснодаре. Там же он окончил педагогический техникум и три года преподавал в сельской школе. В 1932 году он поступил на мехмат МГУ, а в 1937 с отличием его окончил. Во время учебы в аспирантуре был избран секретарем комитета комсомола МГУ. К маю 1941 года он полностью подготовил к защите диссертацию, посвященную обтеканию решетки газом при больших скоростях. К этому времени он, как и М. И. Соколов, был мобилизован в Спецслужбу Красной Армии. Однако в связи с тем, что все отзывы на его диссертацию уже были получены, а день защиты в Совете МГУ назначен, 26 июня командование в порядке исключения предоставило Георгию Ивановичу отпуск на полдня. Диплом кандидата наук он получил уже по окончании войны, которую провел бок о бок с М. И. Соколовым, исследуя наиболее сложные вражеские системы, за что и был удостоен тех же боевых наград, что и он.

Георгий Иванович обладал очень высоким авторитетом среди советских математиков и механиков. Вполне закономерно, что он без отрыва от основной службы являлся заместителем декана мехмата МГУ в то время, когда там по поручению Правительства велась подготовка криптографов, а впоследствии сменил М. И. Соколова на кафедре криптографии Высшей школы. Пребывая на этих должностях, Г. И. Пондопуло продолжал научную работу по исследованию глубоких свойств современных шифров. Благодаря широкой поддержке известных ученых ВАК СССР утвердила его в 1965 году в звании профессора по кафедре прикладной математики, а Президиум Верховного Совета РСФСР 5 февраля 1975 года присудил почетное звание Заслуженного деятеля науки и техники (возможно, это единственный случай в Спецслужбе того времени). В отставку полковник Пондопуло вышел в 1976 году, после чего длительное время преподавал в Московском институте электронного машиностроения. Умер он 15 сентября 1994 года и похоронен на Хованском кладбище.

Главной задачей Школы в 1954–56 годах было повышение теоретической подготовки прошедших войну в рядах Спецслужбы специалистов-практиков, предоставление им возможности получения или завершения высшего образования в вечернее время. Из-за возрастающей нагрузки по основным обязанностям в условиях уже начавшейся «холодной» войны один за другим стали покидать кафедру преподаватели-совместители. Вернулись в оперативные подразделения Б. А. Аронский и Д. М. Трусканов, ушла по состоянию здоровья и М. А. Копьева. Молодым преподавателям пришлось быстро набирать опыт лекционной работы по материалам своих учителей и в 1954–55 годах полностью принять у них эстафету.

В то же время спецслужбы военных ведомств, ощущая острый недостаток в криптографах, организовали на базе нашей кафедры курсовую систему специальной переподготовки своих офицеров. В результате мы получили весьма взыскательных слушателей, что требовало от нас тщательного подбора материала для каждого занятия. Через десяток лет многие из учеников стали ведущими специалистами в разведках военных округов и флотов, а некоторые — даже их руководителями.
Тем не менее педагогическая работа оставляла время для повышения квалификации преподавательского состава и подготовки к сдаче экзаменов кандидатского минимума. Георгий Иванович, обладавший широкими связями среди математической общественности страны, предоставил нам возможность посещать семинары крупных математиков: члена-корреспондента Андрея Андреевича Маркова и академика (позже Героя Социалистического труда) Константина Константиновича Марджанишвили. При этом мы сблизились с аспирантами-математиками из оперативных подразделений — И. С. Волковым, Ю. И. Медведевым, В. Н. Сачковым и В. Е. Степановым. Тесное творческое общение с такими прекрасными специалистами и уже накопленный опыт позволили приступить к работе над учебными пособиями на новом уровне.
В январе 1960 года был принят закон «О новом значительном сокращении Вооруженных сил СССР», в соответствии с которым существенно сокращались и кадры КГБ. В связи с этим Высшая школа криптографов, имея в своем составе профилирующие кафедры, аспирантуру, вечернее отделение и курсовую систему, вливалась (в сокращенном виде, конечно) в качестве факультета в Высшую школу КГБ.

Однако успехи спецслужб быстро поднимали их авторитет, и в 1961 году вновь было принято правительственное постановление о подготовке криптографов высшей квалификации. Перед факультетом была поставлена новая задача: набирать одаренных математиков из числа выпускников средних школ на пятилетнее обучение. По предложению авторитетных научных работников службы возглавить эту работу был приглашен видный профессор математики Иван Яковлевич Верченко — человек удивительной судьбы.

Родился он 11 сентября 1907 года в Донбассе в семье рабочего-электрика. Окончив в 1922 году школу, Иван продолжал учебу в ФЗУ, получил квалификацию лаборанта-химика и работал на динамитном заводе, где в результате неожиданного взрыва лишился почти по локоть правой руки.

Карьера лаборанта-химика закончилась… Но голова, по счастью, оказалась на редкость светлой! Самостоятельно подготовившись, в 1929 году он поступил на мехмат МГУ, где его способности были замечены академиком А. Н. Колмогоровым, под руководством которого он впоследствии защитил сначала дипломную работу, а затем и кандидатскую диссертацию в области теории функций. Война застала его в Ростовском университете. Будучи в эвакуации, он перешел на работу в качестве инженера-конструктора на один из авиационных заводов, в составе которого в 1943 году вернулся в Москву. Здесь он снова встретился со своим университетским наставником, пригласившим его в заочную докторантуру. Блестящая защита докторской диссертации в 1946 году привлекла к Ивану Яковлевичу внимание руководства Спецслужбы, в результате чего он оказался в знаменитой «Марфинской шарашке», описанной А. И. Солженицыным. Работая там, он внес существенный вклад в разработку принципов криптографической защиты телефонной аппаратуры, однако в 1953 году был грубо уволен Лаврентием Берия за то, что посмел однажды возразить ему. К счастью, расправиться с ним Берия не успел… В течение длительного времени Верченко читал лекции в МГУ, руководил кафедрой математического анализа в МГПИ имени Потемкина.

За время руководства 4-м факультетом ВКШ И. Я. Верченко был награжден орденом Трудового Красного знамени, избран членом-корреспондентом Российской Академии образования. Под его руководством мы составили новый пятигодичный учебный план, взяв за основу университетский и наш старый двухгодичный. Иван Яковлевич пригласил для чтения лекций по математике, физике, программированию опытных преподавателей из других вузов, привлек к этому делу и ряд математиков — сотрудников Спецслужбы: сильнейшего алгебраиста Александра Илларионовича Узкова и известного русского специалиста по теории меры и интеграла Георгия Павловича Толстова.

Труднее было найти достойных лекторов по теории вероятностей. Эту задачу Иван Яковлевич и начальник кафедры математики профессор Иван Федорович Лохин решили, пригласив читать лекции первых молодых докторов наук Спецслужбы В. Е. Степанова и П. Ф. Беляева. Молодым штатным преподавателям факультета было поручено проводить упражнения по классическим разделам математики под руководством корифеев в параллельных с ними группах. Подготовка к таким занятиям требовала ежедневной многочасовой работы, но зато оказала громадное влияние на квалификацию молодежи.

Мне посчастливилось вести упражнения параллельно с Вадимом Евдокимовичем Степановым, создавшим за свою короткую жизнь свою вероятностно-статистическую научную школу и воспитавшим более десятка молодых ученых. Его работы в области случайных графов открыли, по существу, совершенно новую главу математики.

Вадим Евдокимович родился 22 октября 1929 года в Днепропетровске. Там же поступил в университет, но был вскоре откомандирован в МГУ, поскольку по своим способностям на голову превосходил сокурсников и даже преподавателей. По окончании МГУ он быстро стал одним из сильнейших теоретиков Спецслужбы. Наша работа существенно расширила мой кругозор и переросла в крепкую дружбу, а его скоропостижная кончина 31 мая 1986 года оказалась одним из сильнейших потрясений в моей жизни. Посмертно В. Е. Степанову была присуждена Государственная премия, при жизни же он был отмечен боевым орденом Красной Звезды. На его могиле в центре Кунцевского кладбища установлен бронзовый бюст со скромной надписью «полковник Вадим Евдокимович Степанов».

Собственная научная школа алгебраистов создавалась на факультете под руководством А. И. Узкова (см. № 1’98 журнала). Его страстные и глубокие лекции, а затем и учебные пособия «Поля» (1969) и «Группы и теория Галуа» (1971) буквально совершили переворот в образе мышления слушателей, около десятка его учеников стали сегодня докторами наук. К сожалению, в моем архиве не сохранилось ни фотографии, ни точных биографических данных этого замечательного человека. Остается лишь надеяться, что его многочисленные ученики рано или поздно восполнят этот пробел. Отмечу лишь один любопытный факт: А. И. Узков был одним из очень немногих (если не единственным) беспартийным полковником КГБ…
По мнению практически всех сослуживцев, Александр Илларионович и Вадим Евдокимович своей эрудицией значительно превосходили окружающих. Не раз приходилось удивляться, как они на научных докладах с голоса вникали в тонкости проблемы, находили ошибки, предлагали пути их устранения или даже новые, лучшие решения.

Заслуга в создании внутри чекистского вуза особой, неповторимой научной атмосферы, сочетавшей в себе высокую воинскую требовательность и дисциплину с глубоким уважением и даже любовью слушателей к своим педагогам, безусловно, принадлежит профессорам И. Я. Верченко и Г. И. Пондопуло. Под руководством таких замечательных людей окрепла и кафедра криптографии. Потом ее даже чаще, чем кафедру Г. И. Пондопуло, стали называть кафедрой «трех мушкетеров», хотя это, наверное, не было справедливым. «Три мушкетера» — это тогда уже не лейтенанты, а майоры (а затем и подполковники) Б. П. Антонов, Ю. В. Давыдов и Л. А. Кузьмин, один за другим в течение 1962–63 годов защитившие кандидатские диссертации. Весьма своевременно завершилась наша работа по созданию учебных пособий по основным криптографическим курсам. В частности, моя книга объемом свыше 500 страниц была посвящена анализу дисковых (роторных) шифраторов, а книга Б. П. Антонова — линейному шифрованию телеграфных сообщений. По этим учебникам в течение нескольких лет (впрочем, и сейчас они не забыты) выпускники факультета постигали тонкости криптографии.
Первый выпуск новой волны молодых криптографов состоялся в 1966 году. Уже через несколько лет их число превысило сотню, и они стали играть существенную роль в спецслужбах КГБ, Советской Армии, ВМФ и промышленности. Сильнейшие из них регулярно возвращались на факультет в качестве аспирантов, что укрепляло связь кафедры с оперативными подразделениями.

Технический (4-й) факультет ВКШ имени Дзержинского набирался опыта и заслужил заметный авторитет в спецслужбах страны. В семидесятых годах Коллегия КГБ дважды принимала решения о преобразовании его в самостоятельное высшее военное учебное заведение. После первого из них И. Я. Верченко по горячим следам разработал предложения, по которым факультет должен был превратиться в учебное заведение со статусом Военной академии. Однако это предложение не нашло поддержки ни у руководства Школы, ни в Управлении кадров КГБ, поскольку ставило факультет в более привилегированное положение по сравнению с «материнской» Школой. Верченко был раздосадован, поругался с начальством и отказался от продолжения руководства факультетом, хотя и продолжал еще некоторое время читать на нем свой лекционный курс. Затем, вплоть до ухода на пенсию в 1986 году, он преподавал в МИЭМ. Скончался И. Я. Верченко на 89-м году жизни 15 ноября 1995 года. Мне кажется, что облик Ивана Яковлевича ярче, чем любая фотография, представляет дружеский шарж, выполненный на большом холсте любящими и уважающими блестящего лектора и строгого начальника слушателями и преподнесенный ему к юбилею.

Начальником факультета был назначен генерал-майор Владимир Иванович Бондаренко — заместитель начальника Главного управления КГБ, прошедший Великую Отечественную войну и командовавший ранее несколькими частями Спецслужбы. Смена руководства (вместо штатского ученого — строевой генерал) проходила в коллективе болезненно. Но Владимир Иванович обладал огромным опытом организаторской и воспитательной работы. Именно поэтому, кроме повседневного руководства факультетом, ему была поручена подготовка документов по реорганизации в соответствии с упомянутыми решениями коллегии. Для скорейшего решения возникших проблем Бондаренко стал искать себе надежного помощника из «аборигенов». Выбор пал на меня, и в апреле 1972 года я был назначен заместителем начальника родного факультета вместо ушедшего в отставку Е. Ф. Баженова. Так начался новый этап развития Технического факультета ВКШ КГБ и его кафедры криптографии. Выпускники этого периода и сейчас играют ведущие роли в отечественной криптографической службе. Однако от описания этого периода воздержусь, поскольку оно неизбежно будет носить слишком субъективный характер. Скажу лишь, что за это время на факультете появилось несколько подразделений, готовящих кадры по различным направлениям защиты информации.

Нельзя не отметить и то, что традиции, заложенные в семидесятых годах, живут на кафедре криптографии Академии ФСБ до сих пор. Достаточно сказать, что симпозиум, посвященный 100-летию Б. А. Аронского, инициированный статьей в № 1’98 настоящего журнала, собрал на кафедре более сотни криптографов разных возрастов, работающих в различных организациях страны.

Литература

1. Постников Л. А. Краткий очерк истории Высшей школы КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского. — М., 1990.
2. Погорелов Б. А. Мы учим хранить и разгадывать тайны // Красная звезда. 29 июля 1993.
3. Макаренков Ю. А. и др. Памяти И. Я. Верченко // Математика в школе. 1996, № 1.

Comments (1)

толстова вера георгиевна 22-06-2011 01:00

толстов георгий павлович


В этом году исполняется 100 лет со дня рождения моего отца, Георгия Павловича Толстова. ( по официальным данным - детдом - это 26 мая 1911 г. Папа помнил, что " по-настоящему " он родился
22 августа..) Замечательные ученые, упоминаемые авторами очерка, бывали у нас дома и на даче. Я до сих пор помню, как удивительно они общались ( сейчас мне 53 года, но воспоминания детства крепки ).
Буду рада всем, кто помнит папу.
Мой тел. +7 926 581 12 97
vera_tolstova@mail.ru
Ответить, к сожалению, смогу в сентябре : лето - в валдайской деревне.
Поклон математикам.
Как стать участником |  Что может участник  |  Как работать с порталом  |  Реклама |  Авторские права  |  Контакты  |  Конкурсы  |  RSS  |  Форум
©2003 - 2018 GlobalTrust
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Yandex